Паломничество на Кипр на английском языке. Дневник. Часть 2

Паломничество на Кипр на английском языке. Дневник. Часть 2

Часть 1 можно прочитать здесь.

ДЕНЬ 3 | понедельник

Слава Богу! И в этот день Бог сподобил нашу маленькую группу Своих благословений.

Икона Божией Матери «Всецарица»

Утром мы отправились в женский монастырь в честь иконы Богородицы Всецарица. Этот монастырь был создан несколько лет назад. Расположен он не в горах, как Киккский монастырь, а на равнине, недалеко от Никосии. Святыней монастыря является чудотворная мироточащая икона Божией Матери Всецарица. Её недавняя история связана с тем, что примерно 1/3 кипрской земли с 1974 г. находится под оккупацией турок, которые создали там Независимую турецкую республику, не признанную ни одним государством в мире кроме Турции. Оккупация – очень болезненная и печальная тема для сознания народа Свободной республики Кипра (т.е. греческой части острова).

Чтимая икона Всецарица в монастыре появилась не так давно. Два солдата-киприота вывозили эту икону с оккупированной территории на джипе. Когда они ехали, машину остановила инокиня и попросила подвезти её. Они вместе отправились дальше. Во время движения джипа турецкие военные открыли по автомобилю огонь, джип перевернулся несколько раз, солдаты были ранены, их кровью окроплена икона. Когда они оправились от шока, инокини в джипе не было. Возможно это была сама Богородица. Солдатам-киприотам удалось вывезти икону с оккупационной территории, в последствии она была передана в монастырь.

Мне кажется, что женские монастыри особенно отличаются украшением территории, цветочками и гостеприимством. Говорят, в женских монастырях красота, а в мужских – тишина. Монастырь Всецарицы также встретил нас гостеприимно, нас угостили выпечкой сестёр с кофе, духовник монастыря иеромонах Гераклидий проследил, чтобы была предложена только постные продукты. Несколько сестёр и отец Гераклидий разделили с нами мини-застолье, в прочем, укреплялись пищей только мы. Затем отец Гераклидий показал нам внутренний храм в честь святого мученика Мины-война в здании с трапезной, храм этот служит как место для исповеди сестёр. В магазине для паломников мне удалось приобрести связанную одной из сестёр шапочку для моей маленькой дочки, и приложить её к чудотворной иконе Всецарицы. Это – большая милость Девы Марии и глубокое утешение.

Перед тем как покинуть монастырь, мы посетили ещё один его храм – в честь преп. Паисия Святогорца.

Угощение в монастыре

 

Св. Паисий Святогорец:
«When you are in sorrow, Christ is sorry about you»
(Игра слов: когда вы в скорби, Христос сострадает вам)

 

Свт. Гераклидий

Затем мы отправились в женский монастырь свт. Гераклилия, который был крещён апостолами Павлом и Варнавой. Когда апостолы прибыли на Кипр, Гераклидий, тогда ещё юноша, вызвался быть их провожатым. Что интересно, отец Гераклидия, языческий жрец, дал на это согласие. По пути апостолы рассказали Гераклидию о Христе, он выразил желание принять крещение, что и совершили апостолы. В последствии свт. Гераклилий стал первым кипрским епископом – киприотом. Одна из святынь монастыря – пещера, в которой подвязался свт. Гераклидий. По настоянию археологов, сейчас она закрыта для паломников ввиду опасности нахождения в ней. По этой причине мы приложились только ко входу пещеры.

Монастырь владеет обширными земельными угодьями, и сёстры трудятся на сельскохозяйственных работах. В магазине монастыря среди прочего мне удалось приобрести книгу митрополита Каллиста Уэра «Путь православия», которая считается одной из хороших, классических книг на английском языке о православии.

 

Святые врата монастыря св. Гераклидия

 

 

После монастыря свт. Гераклидия мы отправились в горы в монастырь Божией Матери Махера. Можно сказать, что этот монастырь считается вторым на Кипре после Киккского. Монастырь был основан на месте обретения иконы Божией Матери в лесу, в горах. Случилось это около 1000 лет назад так. Двое монахов, которые подвязались в горах с другой стороны долины-междугорья, увидели яркий свет в горах на противоположной для них стороне. Они решили отправиться и узнать, что было источником света. Приближаясь к нему, они столкнулись с тем, что лес стал непроходимым: кусты и подлесок росли слишком густо. Но в стороне монахи увидели большой нож, как мачете, которым они прорубили себе дорогу к источнику света – иконе Божией Матери. На месте её обретения в последствии был воздвигнут монастырь. Слово «махера» можно перевести, как «ножевая», слово это на греческом языке означает нож – большим ножом подвижники прорубили путь к иконе. На русском языке это звучит странно, но на английском «of the knife» – вполне нормально.

Монастырь Пресвятой Богородицы Махера

 

Первые из монастырских врат

 

Монастырь Махера – строгий, женщины могут посещать его в определённые дни и в определённое время. Когда входишь в монастырь, то проходишь сначала через одни ворота, потом через вторые, а потом — через трети. Это напоминает о переходе из мирской среды в духовную. В монастыре тихо. Мы помолились перед иконой Богородицы Махера и отправились дальше в путь.

 

А путь наш лежал в деревню Лефкара, которая известна производством кружевных изделий, а также изделий из серебра. Но не только. В храме деревни в честь Животворящего Креста Господня хранится его частица. Мы с молитвой приложились к ней, и отправились в небольшую пешую прогулку по деревне. Большинство домов деревни – каменные, двух или трёхэтажные. Вообще на Кипре за исключением Никосии редко где встречаются высокие дома. Видимо это связано с возможностью землетрясений.

Храм Животворящего Креста Господня

 

ДЕНЬ 4 | вторник

День отдыха! Анна и Анастасия в первой половине дня отправились на прогулку по городу и посетили замок. Я присоединился к ним за обедом в одном из ресторанчиков, который туристы не знают, а ходят туда местные люди. Они и объяснили Анне, как найти ресторанчик. Еда там простая (по крайней мере, постная), но вкусная и натуральная. После обеда мы прогулялись и дошли до зоопарка. Мне из всех животных мне больше всего понравились сурикаты и бегемотик.

Flickr Album Gallery Powered By: Weblizar

Если я не ошибаюсь, вечером во вторник Анна и Анастасия отправились на ночную литургию Преждеосвященных Даров. Вот что Анна рассказала об этом:

«Наше паломничество по святым местам Кипра сопровождалось встречами с удивительными местами и людьми. Одним из таких мест стал храм св. Иоакима и Анны, а удивительным человеком – его клирик отец Савва, который в течение Великого поста служит литургию почти каждую ночь. Александр порекомендовал нам посетить одну из служб, и мы с Анастасией направились туда из гостиницы в 21.00.

Первой неожиданностью стал киприот-таксист, который представился нам, как атеист. До сих пор нам казалось, что на Кипре все люди верующие и почти все – православные.  Мы вышли на обсуждение религиозных взглядов таксиста после его недоумения, что мы едем на службу в храм в такое позднее время. Таксист отказывался верить, что где-то в это время проходят службы. Он также отказывался уезжать от храма, пока не увидит, что мы действительно оказались в таком темном месте вечером не одни.  В храме не было видно огней, потому что служба проходила в нижней его части. Александр предварительно позвонил прихожанам, предупредил о нашем приходе, поэтому мы уверенно пошли к церкви. Но внешне всё выглядело, как в ранние христианские времена, когда одинокие фигуры прихожан проходят по темным улицам к церкви.

На службе было немного народу – человек 25. Мы пришли одними из первых. Заняли стасидии прямо перед алтарём в небольшом приделе и оказались в центре всей утрени и литургии Преждеосвященных Даров. Пришлось нелегко. Стасидии располагали ко сну. Земные поклоны делались в узком пространстве перед алтарём. Добавьте к этому тягучее пение на греческом. Служба показалась очень длинной, хотя закончилась уже в начале второго ночи.

Сразу после службы была трапеза в храме. Прихожане подкреплялись овощным супом. Три священника, включая настоятеля, и прихожане живо расспрашивали у нас, откуда мы и где уже успели побывать на Кипре. Но из киприотов мало кто владел английским, поэтому, в основном, трапеза прошла в тишине.

Один из прихожан на своем маленьком джипе развозил друзей по домам. Мы тоже поместились в его машину. Первым отвезли парня лет двадцати, потому что ему раньше всех надо было утром на работу. Таким образом, мы узнали, что прихожане в большинстве своем приходят на ночные службы после работы. При этом они делают это каждую ночь! Кроме пятницы, потому что в пятницу служится всенощная с акафистом Богородице. Когда мы с удивлением спросили, почему братья и сестры приходят каждый день на ночную службу, нам ответили: «Вообще-то идет Великий пост, и мы готовимся к Пасхе Господней!». В ответе звучало удивление – мол, разве вы не знаете, что Пасха грядёт? Мы признались, что знать-то мы знаем, только не сильно радеем об этом, видимо, раз удивляемся еженочному участию в богослужении во время Поста обычных мирян, обремененных повседневными рабочими и семейными делами.

Нас не покидало ощущение, что мы стали свидетелями чего-то очень древнего, давнего, похожего на время ранних христиан в первые века. И не столько из-за ночного времени службы, сколько из-за небольшого количества людей, которые спешили на литургию, пока весь остальной Кипр спал».

 

ДЕНЬ 5 | среда

Наш паломнический день, а точнее утро началось с посещения в Лимасоле храма свт. Иоанна Милостивого, где хранится большая часть его мощей. Свт. Иоанн отличался особенным попечением о нуждающихся и добродетелью милосердия. Промыслительно мы успели приехать в его храм как раз тогда, когда священник уже собирался уходить. Но мы успели, и священник вынес для нас из алтаря мощи свт. Иоанна.

Свт. Иоанн Милостивый

 

 

Потом мы поехали в женский монастырь св. Николая Чудотворца «кошачьего» в Акротири, в пригороде Лимасола. Ещё одно название, которое на русском языке сложно сформулировать благообразно, но на английском «Convent of St. Nicolas of the cats» звучит приемлемо. Кошки, на самом деле, сыграли большую роль в истории Кипра. Царица Елена, мать св. Константина Великого, которая посещала Кипр по пути со Святой Земли в Константинополь, повелела отправить кошек на корабле на Кипр. Дело в том, что остров тогда страдал от засухи целых 40 лет. Во время засухи на Кипре сильно расплодились змеи, они были такие большие и их было так много, что они представляли серьёзную угрозу для жителей, с которой не представлялось возможности справиться иным способом, кроме как отправить на остров множество кошек, которые бы охотились и убивали змей. Местом высадки кошек был порт рядом с монастырём свт. Николая, возможно в монастыре или рядом с ним они и базировались.

 

Кошки св. Николая

 

Александр предложил нам стихотворение Георгиоса Сефериса «Кошки святого Николая» на английском языке, которое приведено ниже параллельно с русской версией:

 

Почему же радость отдается

                Песнею безлирною эриний?

                Почему в слезах душа моя?

                Безнадежная тоска

                Страх и боль родит в груди.

                                Эсхил. «Агамемнон»

 

«А вот и Каво-Гата, – молвил капитан

и показал на низкий голый берег,

едва видневшийся за пеленой тумана. –

Сегодня рождество. Вон там, вдали,

в порывах веста из морской волны

явилась Афродита. Камнем Грека

зовется это место. Лево

руля!» Мне помнится, глазами Саломеи

смотрела кошка, год спустя ее не стало,

а Рамазан, как он смотрел на смерть

в снегах Востока, день за днем

под леденящим солнцем,

малютка-бог, хранитель очага.

Не медли, путник… «Лево

руля», – ответил рулевой.

 

…сейчас, быть может, друг мой

один и взаперти, среди картин,

за рамами напрасно ищет окна.

Ударил корабельный колокол, как будто

упала гулко древняя монета

давно исчезнувшего государства,

будя воспоминанья и преданья.

 

«Как странно, – оборвал молчанье капитан, –

но этот колокол сегодня, в рождество,

напомнил мне о колоколе монастырском.

Историю о нем мне рассказал монах,

чудак, мечтатель и немножко не в себе.

 

Так вот, когда-то страшное несчастье

постигло этот край. За сорок с лишним лет –

ни одного дождя, и остров разорился,

и гибли люди, и рождались змеи.

Мильоны змей покрыли этот мыс,

большие, толще человеческой ноги, и ядовитые.

И бедные монахи монастыря святого Николая

ни в поле не осмеливались выйти,

ни к пастбищам стада свои погнать.

От верной гибели спасли их кошки,

взращенные и вскормленные ими.

Лишь колокол ударит на заре,

как кошки выходили за ворота

монастыря и устремлялись в бой.

Весь день они сражались и на отдых

недолгий возвращались лишь тогда,

когда к вечерне колокол сзывал,

а ночью снова начиналась битва.

Рассказывают, это было чудо:

калеки – кто без носа, кто без уха,

хромые, одноглазые, худые,

шерсть клочьями, и всё же неустанно

по зову колокола шли они сражаться.

Так пролетали месяцы и годы.

С упорством диким, несмотря на раны,

в конце концов они убили змей,

однако вскоре умерли и сами,

не выдержав смертельной дозы яда.

Исчезли, как корабль в морской пучине,

бесследно… Так держать!

                                        …Могло ли быть иначе,

коль день и ночь им приходилось пить

пропитанную ядом кровь врага.

Из поколенья в поколенье яд…»

«…держать!» – откликнулся, как эхо, рулевой.

But deep inside me sings

       the Fury’s lyreless threnody;

       my heart, self-taught, has lost

       the precious confidence of hope . . .

                            Aeschylus, «Agamemnon»

 

 

‘That’s the Cape of Cats ahead,’ the captain said to me,

pointing through the mist to a low stretch of shore,

the beach deserted; it was Christmas day —

‘. . . and there, in the distance to the west, is where

Aphrodite rose out of the waves;

they call the place «Greek’s Rock.»

Left ten degrees rudder!’

She had Salome’s eyes, the cat I lost a year ago;

and old Ramazan, how he would look death square in the eyes,

whole days long in the snow of the East,

under the frozen sun,

days long square in the eyes: the young hearth god.

Don’t stop, traveller.

‘Left ten degrees rudder,’ muttered the helmsman.

 

. . . my friend, though, might well have stopped,

now between ships,

shut up in a small house with pictures,

searching for windows behind the frames.

The ship’s bell struck

like a coin from some vanished city

that brings to mind, as it falls,

alms from another time.

‘It’s strange,’ the captain said.

‘That bell — given what day it is —

reminded me of another, the monastery bell.

A monk told me the story,

a half-mad monk, a kind of dreamer.

 

‘It was during the great drought,

forty years without rain,

the whole island devastated,

people died and snakes were born.

This cape had millions of snakes

thick as a man’s legs

and full of poison.

In those days the monastery of St Nicholas

was held by the monks of St Basil,

and they couldn’t work their fields,

couldn’t put their flocks to pasture.

In the end they were saved by the cats they raised.

Every day at dawn a bell would strike

and an army of cats would move into battle.

They’d fight the day long,

until the bell sounded for the evening feed.

Supper done, the bell would sound again

and out they’d go to battle through the night.

They say it was a marvelous sight to see them,

some lame, some blind, others missing

a nose, an ear, their hides in shreds.

So to the sound of four bells a day

months went by, years, season after season.

Wildly obstinate, always wounded,

they annihilated the snakes but in the end disappeared;

they just couldn’t take in that much poison.

Like a sunken ship

they left no trace on the surface:

not a meow, not a bell even.

Steady as you go!

Poor devils, what could they do,

fighting like that day and night, drinking

the poisonous blood of those snakes?

Generations of poison, centuries of poison.’

‘Steady as you go,’ indifferently echoed the helmsman.

Кот в монастыре св. Николая

 

Мы помолились святителю Николаю и прогулялись по прилегающей территории, где большая группа школьников выполняла задание по ботанике. Как я понял, среди прочего, им нужно было найти растения с картинок в раздаточных материалах. Похоже, в этом месте – много интересных растений, возможно выращивают и овощи.

Flickr Album Gallery Powered By: Weblizar

 

Посетив монастырь св. Николая в Акротири, мы отправились в ещё один монастырь, связанный со святителем, а именно в «Святой монастырь священников». Нельзя сказать точно, каково происхождение названия монастыря. Возможно, в нём жила группа священников, либо местные жители получали большую духовную пользу от окормления у насельников монастыря.

Храм святого монастыря священников

 

По преданию, монастырь был построен в 4 веке преподобным Евтихием и свт. Николаем, который в то время был ещё мирянином. В житии св. Евтихия, которое было переписано из монастырского манускрипта и издано в 1751 г., говорится: «Как Моисею был дан в помощь Аарон, так и Евтихию был дан Николай в качестве «сослуживца». Они разобрали языческое капище мерзкой богини и построили красивый храм Пресвятой Богоматери, и из камней нечестивой и мерзкой богини построили прибежище, которое вы и видите. Евтихий собирал и приносил камни, а Николай обтёсывал их, и вместе они возвели храм. Матерь Божия, Чистая Дева, проживала там. Николай принял управление архиепископией Ликии, а благословенный Евтихий остался в монастыре и пользовался плодами своих трудов».

Святой монастырь священников является подворьем Киккского монастыря. В 10 веке в нём некоторое время жил св. Афанасий Афонский. Его приезд был связан со следующей историей. Св. Афанасий и его близкий друг Никифор Фока пообещали друг другу, что в будущем будут вместе подвизаться в монастыре на Афоне, в Великой Лавре, которую основал св. Афанасий. Но их планы поменялись: Никифор Фока был избран императором Византии. Афанасий счёл это расторжением договорённости и отправился в путешествие на Кипр, планируя далее совершить паломничество в Иерусалим. На Кипре он со своим сопровождающим остановился в Святом монастыре священников, попросив у игумена только самое необходимое для жизни в обмен на свои труды. Никифор Фока узнал о том, что св. Афанасий покинул Великую Лавру и послал своих гонцов разыскать его и вернуть в монастырь. Один из гонцов передал императорское послание игумену Святого монастыря священников с требованием вернуть Афанасия в Великую Лавру. Игумен вызвал Афанасия и попросил объяснить, что происходит. Тогда Афанасий вынужден был открыть, кто он, и вернулся на Святую гору Афон в Великую Лавру.

На Кипре после византийского периода последовали периоды власти латинян (12-16 вв.), турок (16-19 вв.) и британцев (1878 – 1960 гг.). В конце 20 века из Афонского монастыря Ватопед в Святой монастырь священников приехал отец Афанасий с группой монахов, который в последствии стал игуменом монастыря Махера и затем – митрополитом Лимасольским. В 1994-1997 гг. в монастыре подвизались монахини, но Киккский (мужской) монастырь решил, что на этом подворье должны жить отцы. В настоящее время в Святом монастыре священников подвизается монах Епифаний, духовное чадо старца Харлампия, ученика св. Иосифа Исихаста (канонизирован на Афоне как местночтимый святой).

Монах Епифаний показывает нам устройство храма

 

В храме

 

Отец Епифаний показал нам храм монастыря, а потом подарил нам по благоухающему цветку, а также листья с лаврового дерева. Затем мы отправились в архондарик, приёмную для паломников, где отец Епифаний предложил нам угощение – варение с водой и духовную пищу. Он рассказывал на греческом, а наш экскурсовод Александр переводил на английский.

На духовной беседе в архондарике

Один из вопросов, предложенных отцу Епифанию, был таким: «Как не делать ошибок в моменты испытаний и искушений, например, вспомнив, как наставляют поступать в таком случае Писание и св. отцы, вместо того чтобы ошибиться и понять, как надо было поступить правильно только после прохождения трудной ситуации?» К сожалению, бо’льшая часть из сказанного отцом 

Епифанием забылась, а запомнилось вот что. Навык проходить испытания рассудительно приходит с опытом. Человек ошибётся в первый раз, во второй, потом научится действовать немного грамотнее, но только со временем можно получить навык поступать благоразумно в трудные моменты.

Отец Епифаний рассказывал, что когда он жил со старцем Харлампием в афонском монастыре Дионисиат, у них был брат, послушанием которого было принимать паломников и беседовать с ними. Этот брат смущался, что общение с паломниками порой проходило не так, как хотелось бы, возможно он говорил паломникам не совсем то, что следовало бы, или терпел некий духовный вред от таких бесед… Другой брат, который творил Иисусову молитву непрестанно, сказал ему: «Перед тем, как беседовать с паломниками, читаешь ли ты Иисусову

Брат, который беседовал с паломниками, сказал, что нет.

Ещё отец Епифаний говорил, что для правильного прохождения испытаний необходимо находиться в правильном духовном состоянии, если можно так сказать, «в духовном тонусе». Для этого, например, нужно искренне молиться, читая утреннее и вечернее правило, возможно, молиться своими словами, но не вычитывать молитвы, просто чтобы выполнить свою обязанность.

Например, как рассказывал старец Харлампий, в братстве Иосифа Исихаста, чтобы помолиться хорошо на всенощном бдении [которое совершалось каждую ночь], братия предварительно 2 часа творили Иисусову молитву келейно. Конечно, нам, простым мирянам, такой подвиг не по силам и может причинить большой вред, но мы можем принять его в качестве примера соблюдения молитвенного правила ради прохождения важных в духовном смысле событий с пользой для души.

В прочем, и весьма духовно преуспевшие подвижники совершают ошибки, поэтому не стоит удивляться, если мы обнаружим, что ошиблись в той или иной ситуации. Старец Харлампий имел дар непрестанной сердечной молитвы. Однажды в монастыре Дионисиат был большой праздник, храмовый или монастыря, и на богослужение пришли многие отцы, в том числе, и из других обителей. Отец Харлампий заметил, что время службы в алтаре священники разговаривают о предметах, не имеющих никакого отношения к богослужению. С сокрушением он подумал, как же так они пустословят во время службы. И молитва в его сердце остановилась. Старец понял, что это произошло потому, что он осудил священников. Он подумал, что хорошо, что отцы хотя бы пришли на службу и стараются духовно подвизаться, оправдывал их. Сам же отец Харлампий много молился о возвращении дара непрестанной сердечной молитвы, и она вернулась.

После беседы с отцом Епифанием мы вышли за стены монастыря, но замешкались у машины. Отец Епифаний стоял в воротах монастыря и провожал нас. Александр поторопил нас, чтобы отпустить отца Епифания, иначе он долго стоял бы, провожая нас – пока мы не отправились бы в путь.

Отец Епифаний дарит нам цветы

Отправились мы в монастырь Богородицы Хрисороятисса. Почему-то этот монастырь не запомнился мне чем-то особенным, возможно он «откроется» в следующий раз. В храме монастыря мы помолились Богородице, приложились к Её чтимому образу. Потом же мы любовались на террасе видом гор, покрытых зелёными деревьями.

 

В монастыре Богородицы Хрисороятисса

 

На террасе

 

Тропинка

 

Цветочки

 

Далее следовал обед. Кафе, в котором мы остановились, предлагало вид на горные склоны в туманной дымке и солнце, которое уже начинало клониться к закату. Красиво. За обедом я достал заранее заготовленные распечатки, и мы провели традиционную беседу Английского православного дискуссионного клуба на тему «Отдых». Были предложены следующие вопросы: «Что нам нужно для того, чтобы отдохнуть?», «От чего мы отдыхаем?», «Есть ли разница между отдыхом христиан и отдыхом людей, увлечённых мирским духом?». Мы обсуждали в контексте темы отдыха вопросы рабства греху и облегчения при оставлении греха, а также покой, который даёт Господь труждающимся и обремененным.

После беседы по тому или иному вопросу мы обращались к соответствующему авторитетному мнению, предложенному на английском языке. Например, св. Иероним Стридонский говорит о томлении и тяжести, вызываемыми грехом: «Пророк Захария свидетельствует, что велика тяжесть греха, когда говорит, что беззаконие сидит на таланте свинца, и Псалмопевец с плачем восклицает: Беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне». А св. Феофан Затворник говорит об отдыхе христиан: «Скажут: вот уж и повеселиться нельзя или какое-нибудь удовольствие себе позволить! Да вы главное-то прежде сделайте, а потом, пожалуй, позвольте себе и это. А то у вас только и дела, что сегодня бал, завтра театр, там гулянье да веселое чтение и беседа, да развлечения разные, словом, постоянный переход от приятностей к приятностям, а о главном-то, о том, чем должны быть христиане, и помышления нет. Как будто при таком внешнем настроении наше внутреннее отношение к Богу во Христе само собою будет зреть».

Дискуссия во время обеда

 

Вид с террасы ресторана

 

 

Св. Неофит Затворник

Подкрепив свои силы за обедом, мы отправились в монастырь св. Неофита Затворника. Интересно, что в русском языке словом «неофит» обычно называют человека, который только начал активную церковную и духовную жизнь. На греческом же языке имя Неофит значит новорожденный, в духовном смысле – приобретший новое рождение в купели крещения. По дороге Александр рассказал нам житие святого Неофита.

Св. Неофит жил в 12 веке. В ранней молодости он поступил послушником в монастырь св. Иоанна Златоуста в Куцувенди. Неофит был неграмотным, в монастыре он начал осваивать грамоту и трудился на сельскохозяйственных работах. После нескольких лет монастырской жизни он обратился к игумену с просьбой позволить ему подвизаться в отшельничестве. Игумен не дал своего благословения. Тогда через несколько лет св. Неофит обратился к игумену с просьбой благословить его на паломничество в Святую Землю. Игумен дал благословение на паломничество, но на Святой Земле Неофит не обрёл духовного наставника, который наставил бы его отшельническом делании.

Однако же он получил божественное откровение во сне, что его стремление к безмолвию угодно Богу, что он преуспеет в этом подвиге в другом месте, но св. Неофиту необходимо вернуться на Кипр. Святой вернулся, и ему удалось найти место для уединённой жизни в пещере недалеко от города Пафос. Св. Неофит провёл в затворе 11 лет. Архиерей города Пафос просил Неофита принять священнический сан и взять послушника, и святой уступил просьбе архиерея ради послушания, хотя он и желал избежать этого.

 

Святые врата монастыря

Как это часто случается, вокруг св. Неофита сформировалось братство подвижников, привлекаемых его духовной жизнью. Так образовался скит, а затем и монастырь св. Неофита. Хотя святой в жизни монастыря делал акцент на безмолвии и молитве, но, когда Кипр столкнулся с недостатком продуктов, св. Неофит благословил братии трудиться на земле, чтобы помочь страдающим киприотам. Св. Неофит известен тем, что написал множество духовных произведений, изданных в 16 томах. Интересно, что св. Неофит писал простым языком на кипрском диалекте, поскольку получил только начальное образование.

 

Мы прибыли в монастырь св. Неофита уже в 6 вечера, когда начинало смеркаться. Нам не удалось побывать в его пещере, поскольку она была уже закрыта, но из моего предыдущего посещения монастыря я помню, что пещера эта весьма неудобна для жизни, мала и холодна, особенно зимой, что говорит о сугубом аскетическом подвиге св. Неофита. В храме обители мы приложились к его мощам и помолились. Одной из особенностей храма являются фрески на потолке, на которых изображены сюжеты каждого из икосов и кондаков акафиста Пресвятой Богородице. Текст акафиста лежал на аналое, и можно было увидеть, что на греческом языке каждый последующий икос или кондак начинается со следующей буквы алфавита.

В пещере этого холма подвизался св. Неофит

После посещения монастыря св. Неофита Затворника мы отправились в отель мимо города Пафос в Лимасол. Хотел бы поделиться кратким повествованием о чуде св. Георгия Победоносца, которое передал нам Александр, когда мы утром ехали из Лимасола в сторону Пафоса и проезжали мимо местечка Симвулас (на греческом символос означает советник). В 1992 г. жительница Лимасола Елена страдала серьёзным сердечным заболеванием, её ожидала операция. Они с мужем Леонидом были настоящими христианами, жили духовной жизнью. Однажды ранним утром Леонид задремал после молитвы, и ему явились святые Георгий Победоносец и Андрей Первозванный. Святые позвали Леонида отправиться с ними, чтобы показать ему нечто. Леонид пошёл с ними, они сели в машину Леонида, св. Георгий сидел на переднем пассажирском сидении, а апостол Андрей – на заднем. Леонид вёл машину, а св. Георгий показывал дорогу. Они доехали до холма, и Леонид сказал, что его машина – не самолёт и не сможет заехать на холм. Но святые убедили его попытаться, и чудом ему удалось заехать. С холма Леонид увидел развалины церкви. Святой Георгий повелел Леониду посетить две его церкви – одну в Лимасоле и ещё одну – найденную в районе Симвули. После этого Леонид проснулся. Через некоторое время ему с супругой удалось найти и посетить обе церкви. Примерно в это же дни, когда Леонид был на работе один, он услышал голос св. Георгия, повелевающий восстановить храм в Симвули. После этих событий Елена прошла предоперационное обследование, которое показало, что она исцелена.  Врач Елены был изумлён и прославил Бога за Его благость и милость. В последствии Леониду и Елене удалось восстановить храм св. Георгия. Также Леонид и Елена узнали, что ранее на том месте был монастырь Христа «Чуден Советник».  Икона св. Георгия, которая была найдена Леонидом и Еленой, почитается как чудотворная.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

 

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники