О приуготовлении к Великому Посту

О приуготовлении к Великому Посту

В прошедшую субботу совершилось отдание праздника Святого Богоявления, и уже в настоящий воскресный день Святая Церковь напоминает о необходимости готовиться к грядущему подвигу Великого Поста. В богослужебном году начинается период Постной Триоди. Предлагаем вашему вниманию проповедь заслуженного профессора Московской духовной академии, доктора богословия Константина Ефимовича Скурата, посвященную Неделе о мытаре и фарисее.
 
Сегодня, дорогие отцы, братья и сестры, святая Церковь, раскрывая перед нами «весну постную», весну нашей души, предложила нашему вниманию поучительную притчу Христа Спасителя о мытаре и фарисее.
Всего три недели отделяют нас от Святой Четыредесятницы – времени нашего душевного врачевания и устроения. В дни Великого Поста мы будем воспитываться здесь в святом храме в молитве, будем часто возносить ее ко Господу о прощении наших грехов и об оставлении прегрешений усопшим отцам и братиям нашим. И вот, чтобы мы знали, как нужно молиться, какая молитва доходит до Неба и какая бывает неугодна Богу, святая Церковь и дает нам для образа ее молитву фарисея и молитву мытаря.
Слово «мытарь» происходит от «мыто», что значит «пошлина». Это название давалось иудеями откупщикам и сборщикам податей. Так как мытари нередко исполняли свою должность недобросовестно, то возбуждали к себе ненависть у населения Палестины. Для иудеев того времени мытарь и грешник были синонимами.
Фарисеи считались знатоками Закона и учителями иудейского народа. Они любили показать себя перед людьми строгими исполнителями законных обрядов: ходили в длинной широкой одежде с надписями из Священного Писания, несколько раз ежедневно совершали омовения. Милостыню они подавали с важностью; принимали постные лица, чтобы люди считали их благочестивыми. Вот с таким или подобным благочестием и пришел в храм упоминаемый в сегодняшнем Евангелии фарисей и, став на видном месте, начал молитву. Я знаю, Боже, – говорил он, – что заслужил Твое благоволение верным исполнением Закона. «Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю», т.е больше, че велит Закон. Я превзошел Закон. «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18, 11–12)… Сколько гордости, тщеславия в молитве этого знатока Закона! Тут и самохвальство, и превозношение, и жестокое осуждение других. Он услаждается своими наружными добродетелями и не видит своей духовной, внутренней пустоты. Он не чувствует, что пост и молитва – эти поистине великие добродетели – выполняются им не во славу Божию, а во славу свою, «чтобы показаться пред людьми» (Мф. 6, 5), приобрести их уважение, получить известность. Он не видит, что та десятина, которую он жертвует, неугодна Богу, потому что приобретена нечестным путем. Фарисей не замечает в себе ничего плохого. Он и в храм-то пришел не для того, чтобы просить прощения у Бога, а чтобы похвалиться своими добродетелями.
С совершенно иным расположением сердца стал на молитву мытарь. Он не выступил подобно фарисею вперед, но в благоговейном трепете остановился «вдали». Мытарь ничем не хвалился пред Богом, не искал в своей памяти добрых дел, которые, несомненно, были и у него, не сравнивал себя с другими людьми и не винил их за свои проступки. Он только каялся в своих грехах. Склонив голову, не смея поднять глаз к небу, он, «ударяя себя в грудь», с глубоким смирением и упованием на милость Божию взывал: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Лк. 18, 13)… Не многословна была молитва мытаря, но в ней было выражено все: сознание своего недостоинства, раскаяние в грехах и плач о помиловании… Плод от этой молитвы был велик. «Сказываю вам, – продолжал учить Господь, – что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, .14).
Как бы продолжением раскрытия этого евангельского наставления служит одно сказание, излагаемое нашим отечественным подвижником прошлого столетия святителем Феофаном. Одной душе, ищущей спасения – рассказывает Святитель, – вот что показал Господь в сонном видении. Виделось ей, будто бы она вместе со многими другими находилась на просторном дворе святой обители, посредине которого стояла благолепная церковь. Все кого-то ожидали. Вдруг послышался тихий говор: идет, идет Пастырь! Народ расступился, и все увидели грядущего в пастушеской одежде Спасителя. Лицо Его было необыкновенной красоты, радушный взор излучал отраду и покой. Он прошел к церкви и остановился у ее дверей. Движением руки и знаком очей Он стал подзывать к Себе из толпы одного за другим. Подходившие к Нему облекались светом, делались светоносными. Можно было уразуметь, что эти знаки были проявлением небесной милости и благодати. Но, подозвав несколько человек, Спаситель остановился… Душа, которой представлялось это видение и которая в жизни не чуждалась добрых подвигов и трудов, с самого начала появления Господа возмечтала, что она не такая, «как прочие люди… или как сей мытарь», и что Господь за ее добро воздаст какую-то особенную награду. Поэтому, когда Спаситель остановился, она решила, что подошла ее чреда. Выступив вперед, она спросила: не меня ли, Господи, ждешь? Но Господь и не взглянул на нее. Словно молнией поражена была душа и с воплем пала.
«Я грешница, я погибшая! Господь отверг меня, а без Него как жить и где искать спасения!» – взывала она. Но Господь стоял уже рядом с ней. И, как только она подняла свой взор, увидела Его с распростертыми объятиями, говорящего: «Вот как ко Мне подходить должно!» Видение кончилось.
Просто, понятно, назидательно!
Дорогие отцы, братья и сестры! Притча, которую предложила нам св. Церковь, должна быть принята нашим сердцем и приложена к нашей жизни. Неверно думать, что в ней говорится о ком-то другом, а не о нас. Она дана и для нашего вразумления и наставления.
Все мы приходим в святой храм, чтобы вместе со священнослужителями вознести общие молитвы к Престолу Божию. 
Но все ли мы оставляем за порогом храма грехи, которыми наполняются дни нашей скоротечной жизни?.. Ничтожная причина привела нас к ссоре с соседями, к обиде домашних. И мы, не помирившись с ними, не попросив у них прощения, отправились в дом Божий – дом мира – на молитву. Мало того, и во время молитвы мы пытаемся оправдать свои поступки и обвинить ближних. Еще хуже, когда мы не стараемся отогнать от себя худые мысли, как бы побольше доставить своему противнику неприятностей и горя!.. Подумаем и спросим себя: разве такая наша молитва не будет молитвой фарисейской?! Приходить в храм должно не только с добрыми чувствами, но и не вносить в него даже житейских забот. «Всякое ныне житейское отложим попечение, – поем мы с вами за каждой Божественной Литургией. «Да молчит всякая плоть человеча, – говорится в другом известном церковном песнопении, – и да стоит со страхом и трепетом, и ничто же земное в себе да помышляет». Храм – это небо. Здесь мы должны забыть все дольнее, суетное и углубиться только в молитву, вознести свои мысли и сердце горе, предать себя в волю Небесного Отца и взывать словами мытаря: «Боже! будь милостив ко мне, грешнику!»
А как мы, приходя в храм, исповедуемся? Нередко, вместо того, чтобы признать и осудить свою греховность, мы по-фарисейски оправдываем себя: никого не убили, не ограбили, ничего не украли, ничьей жены или мужа не отняли. Прочие грехи нам кажутся настолько ‘незначительными, что в них, может быть, и каяться не нужно. В этом наша грубая ошибка. В духовной жизни не должны иметь место не только проступки, но даже греховные мысли и расположения. «Вы слышали, – учит Сам Господь, – что сказано древними: «Не убивай; кто убьет, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего, напрасно, подлежит суду» (Мф. 5, 21–22). И еще: для того, чтобы стать достойным христианином, недостаточно только избегать зла, а нужно творить добро, ежедневно и неустанно. «Живи так, – учит преподобный Ефрем Сирин, – чтобы душа твоя была подвижна на добро, как огнь».
Вот, дорогие отцы, братья и сестры, как Святая Церковь в преддверии Великого Поста, подобно заботливой матери, с одной стороны, учит нас не молиться по-фарисейски, а с другой – указывает на добрый пример истинной молитвы.
И если мы пойдем путем не фарисея, а путем мытаря, то грядущие святые дни не будут дня нас тщетными. Мы начнем «постное время, светло,… очистим душу, очистим плоть» и сподобимся неосужденно достигнуть и поклониться Светлому Христову Воскресению. Аминь.

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники