СМИ о подворье. Газета «Православная Москва»: «Ловцы человеков с Миусской»

СМИ о подворье. Газета «Православная Москва»: «Ловцы человеков с Миусской»

Миссионеры подворья Валаамского монастыря вышли в народ 

В сквере на Миусской площади пустынно: мокрые скамейки, лужи на асфальте с тяжелым небом в зеркале, голые стволы деревьев. «Кому же тут можно проповедовать Христа воскресшего?» — панически-разочарованно прокручиваю я в голове, осторожно интересуясь у Дмитрия Захаркина, руководителя Миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского (в «параллельной жизни» — преподавателя воскресных школ для взрослых двух московских храмов), насколько сильно по успеху предприятия бьет ненастье.

МИССИЯ СОСТОИТСЯ ПРИ ЛЮБОЙ ПОГОДЕ

«Тучи ни при чем. Бывает, в 30-градусный мороз работа гораздо лучше спорится, чем летом», — серьезно отвечает Дмитрий, пока мы огибаем приземистую коробку дворца культуры.

На натуру миссионеры выходят попарно: начинающий вместе с опытным. С Дмитрием остается молодой директор небольшого экологического столичного предприятия член братства Даниил Булавин. «Это хорошо: он знает английский язык, — комментирует Захаркин. — Район здесь небедный, многие иностранцы жилье снимают, а с ними лучше разговаривать по-английски».

На этот раз Даниилу попался человек исконно русский. Мирно прогуливавшийся пенсионер притормозил у клумбы и, кажется, безо всякого удивления выслушивает предложение поговорить о Боге.

Спустя минуту выясняется, что с Булавиным они едва ли не родственники. По фамилии Булавников, тот, как и Даниил, происходит из донских казаков. Изучая полученную из рук миссионеру листовку с десятью заповедями Божиими, тянет:

— Храм мы посещаем… время от времени. В основном жена. У нас церковь своя, казачья — там, на Дону… — Александр Александрович лезет за телефоном и демонстрирует кадры красивого крестного хода. 

Жена женой, а отвечать лучше каждому за себя, не сразу соглашается собеседник. Немного подумав, обещает на богослужениях бывать чаще и, спрятав листовку в кармане куртки, исчезает в осенней дымке. 

«ПОГОВОРИМ О БОГЕ?»

Дмитрий тем временем зацепил юношу приятной наружности с пекинесом на поводке. Песик уже несколько раз отправлялся в «свободное плавание» и, не веря собственному счастью, вопросительно глядел на хозяина, не понимая, чего хочет от него этот странный симпатичный бородач в кожанке. 

— …иногда молитесь? — слышу я окончание очередного вопроса из уст миссионера. 

— Дома… 

За ближайшие десять минут Захаркин успевает выяснить у интеллигентного собачника, что тот крещен, помнит некоторые из заповедей Божиих и время от времени слушает вместе с бабушкой (по его собственным словам, «повернутой на этом деле») онлайн-семинары адептов аюрведы. 

— Вот вы перечислили заповеди «не убий, не укради, не прелюбодействуй». Правильно и хорошо, — дипломатично продолжает Дмитрий. — Но эти заповеди из последней пятерки (кстати, неподготовленная аудитория озвучивает их чаще всего) относятся к людям. А есть еще касающиеся отношений между Богом и человеком. Кстати, как думаете, Бог — личность или нечто безличностное?

— По-моему, какая-то добрая, позитивная энергия… — теряется представившийся Алексеем визави, и пекинес Грейс на этих словах окончательно предается унылому одиночеству. Дальше дело техники. Всего лишь четвертью часа спустя у его хозяина не остается шансов сомневаться в личной сущности Творца, в разумности отвечать добром на зло, в необходимости регулярно посещать богослужения, исповедоваться и причащаться.

— Говорят, и дома можно? — настойчиво хватается за последнюю соломинку Леша. 

— Почему-то крестить младенца все в храм приносят, ни у кого не возникает мысли сделать это в квартире в ванне, — добро улыбается Захаркин, на прощание протягивая Алексею листовку. — Приходите в храм, еще поговорим. Но, конечно, никакое объяснение или теологическое обоснование не сравнится с ощущением действия Бога на твою жизнь. Чего и вам желаю… 

— А что, мне интересно было, — задумчиво тянет Алексей, когда я прошу его поделиться впечатлениями. — Почитаю-ка что-нибудь о Православии… 

ПЛОДЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ 

Уличной миссией, в отличие от христиан иных конфессий, православные в нашем городе почти не занимаются. А зря, уверен Захаркин: 

— Господствует превратное представление: заговорил на улице о Боге — значит, сектант или еретик. Меж тем дело это нужное. Иногда мы выходим к Третьяковке вместе с представителями миссионерского центра «Атриум». Вот где раздолье — множество благожелательно настроенной публики, в том числе атеистов или инославных! Но и здесь аудитория тоже неплохая. Один наш брат Владимир много времени потратил на беседу с молодым студентом, тяготевшим к католичеству, а несколько дней спустя увидел его в храме у нас на подворье. 

Конечно, не все так просто. «Сегодня не повезло: отворачивались, шипели что-то злое, — разочарован третий миссионер «боевой единицы», преподаватель психологии 15-го педагогического колледжа Ирина Васильева (также член братства). — Вообще проверено: чем искреннее и теплее молишься нашему небесному покровителю преподобному Герману — тем лучше складывается общение и беседа с людьми».

Пока что группа Захаркина весьма скромна. Настоятель московского подворья Валаамского монастыря игумен Иосиф (Крюков) благословил работать на улице всего дюжине миссионеров (каждый из них по закону обязан при себе иметь соответствующее удостоверение) и еще нескольким волонтерам. Так что новичков тут ждут!

Дмитрий Анохин
Фото Владимира Ходакова

ГАЗЕТА «ПРАВОСЛАВНАЯ МОСКВА» №22 (635) НОЯБРЬ 2017

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники