Предостережения иеросхимонаха Михаила против фарисейства

Предостережения иеросхимонаха Михаила против фарисейства

Особенно характерно было отношение О. Михаила к «букве законной», к мнимо-фарисейскому, мнимо-праведному. Все должно быть во внутреннем живым, жизнью, и молитва должна быть живой жизнью.
Однажды Мать Сергия Фредерикс получила такой ответ на свое недоумение:
«Ты спрашиваешь об уставе, а знаешь ли что устав родился от молитвы? И сам устав весь должен быть молитвой. А если не так и будет только «букварями», хоть все правила вычитывай, сколько их ни есть, и сколько ни хвались ими – они будут не на пользу душе, а даже на осуждение, если нет них сердца сокрушенного и смиренного».
Как-то духовные чада спросили батюшку: «Теперь мы тайные монахини, Батюшка, нам нужен устав, укажите нам». Старец сказал: «Жили эти 3 тайных монахини вместе, в деревне ходили на работу или брали работу домой, постоянно имели общение с мирянами, бывали в их сообществе. А вот вам устав – заповеди блаженства знаете? Возьмите первую заповедь, начинайте ее, трудитесь над ней – вот вам и устав! Bсе добродетели и уставы ничто без этой заповеди. Это у Лествичника читали ведь? (Это батюшка однажды рассказал духовной дочери, предостерегая от «внешнего только»). А если и все службы выстаивать будете, все вычитывать, весь устав выполнять, а внутри не будете очищаться, то будете мнимо-праведны как фарисеи. И устав, и чтение – сами должны быть молитвою. От молитвы родился и создался устав и чин, и должен он быть внутренним, как и внешним. Готовиться надо к нему постепенно, со ступени на ступень восходить, а не сразу браться за высокое, труд и труд нужен повседневный».
«Без борьбы и труда нельзя обойтись».
«Кто без труда и опыта об уставе и чине только думает, тот подобен едва прошедшему сельскую школу и желающему понимать книги, которые изучают в Академии».
Фарисейства и «буквы законной» О. Михаил не переносил. Для этого у него было свое особое слово «букварь». «Не будь никогда букварем, я не говорю, что надо упускать, не выполнять – нет, все надо, но если только это – то это будет в осуждение».
Однажды две его духовных дочери, приехав на Валаам, захотели пособороваться. О. Михаил дал с радостью свое благословение, но сам не мог совершить этот чин по болезни глаз – один глаз ничего не видел, а второй «глазик капризничал», очень утомляясь от долгого чтения. Он послал их к благочинному о.Симфориану, но тот отказался на том основании, что, когда он получал иеромонашество, в числе прочих правил от церковных властей было предписано соборовать только «в случае болезни».
О. Михаил очень расстроился: «Вот так все у нас и делается «по уставу», вот уж этот Симфориан букварь! У нас нынче и до Причастия допускают по уставу, через 3 недели».
Был такой случай: один брат плохо себя почувствовал, захотел исповедаться и причаститься. Нет, говорят, еще 3-х недель не прошло, не положено, подожди. Пошел я к ним и говорю: «Что вы делаете? Забыли, как жили первые христиане Забыли апостольские правила. А что О. Иоанн Кронштадтский говорит?» Не послушались меня, а на утро брат этот и умер. Вот до чего могут дойти эти «буквари». Правила и каноны были строго предписаны финским духовным управлением.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники